Книги, телевидение и Интернет являются ключевыми источниками информации, позволяющими расширить наши знания, изучая косвенно то, чего мы никогда не испытывали непосредственно.

Верно ли это и в отношении детей? Их часто приучают к иллюстрированным книгам уже на втором году жизни. Но обращение с книгами малыши понимают по-своему. Они в прямом смысле жуют страницы, пытаются схватить фотографию, будто это не изображение, а реальный предмет, «читают» книги вверх ногами. Насколько эффективными для детей являются картинки, если малыши неправильно истолковывают значение изображенных символов?

Исследователи нашли мало доказательств того, что дети в возрасте 15 месяцев, выучив новое слово по картинке из книжки или видео, могут правильно применить это слово к реальному объекту.

Как же реагируют на фотографии совсем маленькие дети? Уже в 9 месяцев малыш, изучая предмет по картинке или фотографии, транслируют знание на реальный объект, если видит его.

Восьми- и девятимесячным младенцам в течение минуты показывали фото игрушки в натуральную величину. Половине детей показывали цветное изображение, другой половине – черно-белое. Необходимо было определить, играет ли цвет изображения роль в том, как дети смогут отличить одно от другого.

Затем детям предложили две игрушки: уже знакомую и новую (отличающуюся внешне), чтобы определить, к какой они потянутся.

В одном случае было проведено простое распознавание объекта (когда две игрушки находились в прозрачных контейнерах). В другом – тестировались дальнейшие представления младенцев, когда обе игрушки спрятали в непрозрачных контейнерах на глазах у малышей.

Было обнаружено, что, когда игрушки были видимыми, дети в два раза чаще тянулись к новой, а не знакомой игрушке. Предпочтение новизны, когда предоставлен выбор между двумя объектами, является хорошо установленным сигналом распознавательной памяти у малышей. Это позволяет предположить, что они признали знакомую игрушку (пользуясь увиденным в прошлом изображением), но нашли, что это менее интересным, чем новая игрушка.

Но когда игрушки поместили в непрозрачные контейнеры, младенцы продемонстрировали обратное предпочтение. Они проявили больший интерес к уже знакомой (по картинке) игрушке, чем к новой.

Это противоречивое поведение в ознакомлении, когда объекты спрятаны, многое говорит о понимании малышами «постоянства объекта»: что объекты продолжают существовать в их воображении даже когда не могут быть видны.

Это позволяет предположить, что видение картинки создало такое сильное воспоминание о первой игрушке, что это помогло вспомнить о существовании игрушки даже после того как она исчезла. В отличие от этого память малышей о новой игрушке была слишком слаба, чтобы вспомнить о ее существовании.

Также ожидалось, что дети, которым продемонстрировали черно-белые фотографии, могли случайно выбирать или одну игрушку, или другую. Ведь на изображении отсутствовала информация о цвете реальной игрушки.

Важно было установить связь между черно-белым изображением объекта и самим объектом. В результате, дети, которые видели черно-белые фотографии, тянулись к игрушке по той же схеме, как и дети, увидевшие цветное фото. Это говорит о том, что цвет не всегда влияет на эффективность обучения. Вероятно, фотография достаточно реалистичное изображение для того, чтобы увидеть сходство (и информации о цвете не нужно).

Результаты этого эксперимента позволили прийти к новому пониманию обучения детей картинками. Во-первых, одно кратковременное воздействие изображения влияет на запоминание младенцами этого объектам. И когда младенец не видит объект, он все равно о нем помнит. Во-вторых, малыши 8-9 месяцев могут транслировать свое знание от черно-белой фотографии к реальному объекту.

Другие исследования показывают, что дети от 15 до 24 месяцев воспринимают и запоминают высокореалистичные изображения (рисунки или фото) лучше, чем менее реалистичные рисованные изображения в мультфильмах. Манипулятивные же особенности детских книг (раскладные вкладки) на самом деле мешают детям запоминать картинки.