51694— Батюшка…

— Да, сын мой.

— Я хочу исповедаться, ибо грешен…

— Очисти душу, Господь милосерден.

— Я не был в спортзале уже три недели!

— Да, это грех…

— Я попаду в ад?

— Страшен ад загробный… Но куда страшнее ад земной, который творишь ты сам! Три недели без спорта — абдоминальный жир висит над ремнем, мышцы атрофированы, связки ссохлись — ты уже в аду, сын мой! И наказан достаточно. Больше не пропускай тренировок, иди с Богом!

— Но это еще не все.

— Как не все?! Что же может быть…

— Я… я съел пончик…

— …

— Что же вы молчите, отче? Скажите что-нибудь, мне страшно!

— Тяжко… И милости Господа есть предел. Расскажи, как это было.

— Я шел на тренировку и, прельстившись запахом, зашел в кафе.

— Коварен искуситель!

— Я думал, просто понюхаю и уйду, но тут увидел его. Он лежал на прилавке, бесстыдно посыпанный сахарной пудрой…

— Пудрой! Свят, свят, свят!

— И шоколадной стружкой…

— О, святые угодники!

— И такими, знаете, маленькими разноцветными штучками…

— Нет, только не штучками! Довольно, довольно!

— Вы сами просили рассказать… В общем, дальше ничего не помню, очнулся весь в пудре, вышел из кафе, не знаю, как попал домой…

— Тяжек сей грех, зело тяжек! Раскаиваешься, грешник?

— Раскаиваюсь!

— Две недели жесткой безуглеводной диеты, только куриные грудки с укропом и обезжиренный творог на ночь. И сорок отжиманий каждое утро. Отпускаю этот грех. Все?

— Нет…

— Нет?

— Нет! Не все! Еще я выпил! И выкурил сигарету! Да, выкурил! И мне понравилось!

— Бес! В тебе бес! Планка, три минуты прямо сейчас! И каждый час еще по три минуты. Даже ночью. И пятьдесят скручиваний и двадцать отжиманий. На кулаках. С хлопком.

— Это тяжелое послушание…

— А ты как думал?

— Да, я думал. Ел пончик, запивал пивом, курил и думал: а оно мне зачем? Чего я угробляюсь на этих тренировках? Столько времени уходит и денег! Я что, чемпионом хочу стать? Может, ну его совсем? Все тело болит!

— Как говорил святой Арнольд, болит — значит, растет! Твоя вера в ЗОЖ проходит испытание. Вспомни, почему ты начал вести ЗОЖ?

— Ленка сказала, что у меня худые руки и дряб­лый живот…

— Святая женщина! Пусть вразумит тебя.

— Так я бросил ее год назад, потому что толстая.

— Гм… Тогда внемли. Ты уверовал в ЗОЖ, чтобы быть сильным и стройным. Чтобы заниматься сексом часами напролет.

— Да мне некогда, я все время бегаю…

— Ты хочешь быть жирным, выглядеть старше своих лет, зарасти холестерином и умереть от инсульта в пятьдесят три года?

— Нет! Но я вот думаю…

— Не думай! Как только задумаешься, беги десятку. Как только усомнишься, делай планку. Прямо сейчас делай планку. Вот так, спину прямо держи, время пошло. Повторяй: пища моя — только протеины, да BCAA, да L-карнитин.

— L-карнитин…

— Я буду трудиться в зале четырежды в неделю в поте лица — и придет счастье!

— Придет…

— Распахнутся белковые окна, осенит меня радость мышечная, и снизойдет эндорфиновое блаженство…

— Блаженство…

— И возрадуется тестостерон в сосудах тугих, и настанет вечная молодость! Хочешь быть вечно молодым?

— Хочу, отче…

— Веруешь в ЗОЖ? Или тряпкой безвольной истлеешь на диване?

— Верую! Долго еще стоять в планке? Не могу больше!

— Терпи!

— Сколько еще?!

— Терпи!

— Не могу!

— Можешь!

— А-а-а-а!

— Все, три минуты прошли, молодец.

— О-о-о-о! Как хорошо просто лежать на полу!..

— Чувствуешь благость?

— О, святой Арнольд и восемь кубиков…

— После планки лучше, чем после пончика?

— Закончить планку — это лучше, чем пакет пончиков! Это лучше, чем секс!

— Вот в чем смысл! Вот экстаз и таинство! Плюс к тому послушанию делай каждый день становую тягу 60 килограмм, три подхода по десять повторений, тягу в наклоне обратным хватом, 50 турецких подъемов с 16-килограммовой гирей и 100 бёрпи в противогазе.

— Спасибо! О, спасибо!

— Иди и больше не греши.